kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

Categories:

Марсель Пруст - Юрий Кувалдин ШОПЕН








Марсель Пруст - Юрий Кувалдин


Марсель Пруст

ШОПЕН

Шёпот моря, Шопен слезою лёг в слог ли…
Как во льду пепел, он - сизой бабочки смех.
Игры в танце волны печалью намокли.
В обаянье любви - сострадательный грех.


Ты от боли до боли звенящий напев,
Где волной опьянённой ласкает сон бриз.
И цветком от цветка насладиться успев,
Чередуются клавиши пальчиков близ.   
Ты в любви пробуждаешь то радость, то гнев.


А когда не уснуть с луной до утра.
Ты в обманутой страсти мгновенного рая
Сам возносишься к небу. Надежда святая!
И рассветного солнца больная игра!


Там, где форте и пьяно, кончается страх,
Только слезы улыбки дрожат на губах.


Перевёл Юрий Кувалдин


Marcel Proust

Chopin

Chopin, mer de soupirs, de larmes, de sanglots
Qu’un vol de papillons sans se poser traverse
Jouant sur la tristesse ou dansant sur les flots.

Reve, aime, souffre, crie, apaise, charme ou berce,
Toujours tu fais courir entre chaque douleur
L’oubli vertigineux et doux de ton caprice
Comme les papillons volent de fleur en fleur;
De ton chagrin alors ta joie est la complice:
L’ardeur du tourbillon accroit la soif des pleurs.
De la lune et des eaux pale et doux camarade,
Prince du desespoir ou grand seigneur trahi,
Tu t’exaltes encore, plus beau d’etre pali,
Du soleil inondant ta chambre de malade
Qui pleure a lui sourire et souffre de le voir…
Sourire du regret et larmes de l’Espoir!

Marcel Proust (1872-1922)
“Les plaisirs et les jours”, 1896


Подстрочный перевод:
Марсель Пруст


ШОПЕН

Шопен, море вздохов, слез, рыданий,
Как полет бабочки, не спрашивая, проходит через
Играя на печаль или танцующий на волнах.
Мечтает, любит, страдает, кричит, успокаивает, шарм или убаюкивает,
Всегда ты делаешь бегать между каждой боли
Забывчивость головокружительный и нежный твой каприз
Как бабочки летают с цветка на цветок;
Твоего горя, то твоя радость-это сообщник:
Пыл вихрь усиливает жажду плач.
Луны и воды, бледный и мягкий товарищ,
Принц в отчаянии, или великий господь предал,
Ты возвышен еще более красивой, чтобы быть бледнее,
Солнце, заливая свою комнату больного
Кто плачет, а он улыбается и терпит видеть...
Улыбкой сожаления и слезы Надежды!


Марсель Пруст (1872-1922)
“Наслаждения и дни”, 1896



Мой поэтический перевод:

ШОПЕН

Шёпот моря, Шопен // слезою лёг в слог ли…
Как во льду пепел, он - // сизой бабочки смех.
Игры в танце волны // печалью намокли.
В обаянье любви - // сострадательный грех.

Ты от боли до боли // звенящий напев,
Где волной опьянённой // ласкает сон бриз.
И цветком от цветка // насладиться успев,
Чередуются клавиши // пальчиков близ.   
Ты в любви пробуждаешь // то радость, то гнев.

А когда не уснуть // с луной до утра.
Ты в обманутой страсти // мгновенного рая
Сам возносишься к небу. // Надежда святая!
И рассветного солнца // больная игра!

Там, где форте и пьяно, // кончается страх,
Только слезы улыбки // дрожат на губах.


Перевёл Юрий Кувалдин

И ещё раз без обозначения цезур после второй стопы анапеста:

ШОПЕН

Шёпот моря, Шопен слезою лёг в слог ли…
Как во льду пепел, он - сизой бабочки смех.
Игры в танце волны печалью намокли.
В обаянье любви - сострадательный грех.


Ты от боли до боли звенящий напев,
Где волной опьянённой ласкает сон бриз.
И цветком от цветка насладиться успев,
Чередуются клавиши пальчиков близ.   
Ты в любви пробуждаешь то радость, то гнев.


А когда не уснуть с луной до утра.
Ты в обманутой страсти мгновенного рая
Сам возносишься к небу. Надежда святая!
И рассветного солнца больная игра!


Там, где форте и пьяно, кончается страх,
Только слезы улыбки дрожат на губах.


Перевёл Юрий Кувалдин

В первой строке «французского» Шопена я по-русски передвигаю под удар во вторую стопу. Почему? Потому что по-французскии он произносится с ударом на первый слог - шОпин!
Звук «Р» записываю как «ХР», ибо французы всегда картавят. У нас картавить, значит, надобно поработать с логопедом, а у них это норма, даже шик!.

РИТМ. Даю произношение французских строк, как я их слышу из уст Марселя Пруста:


шОпин мехр до супИхр, до лЯмхре, до сОглю
ка воль дО папийОн со пУзы тхравЕхрс
жУа сюхр ля тхристЕс у донсО сюхр ли флЁ
хрев эмЕ сУфхро кхри апЭз шахрм у бехрс…


и так далее.

Ещё раз повторяю, что у Марселя Пруста «Р» идёт из горла. Поэтому я его обозначаю как «ХР», ибо букв для такого произношения не придумано. Отличие горлового «Р» от правильного состоит в том, что вибрация образуется колебаниями не кончика языка, а мягкого неба (маленького язычка). Такое произношение звука «Р» считается правильным во французском и некоторых других языках. А у нас на юге России, на Украине сплошь и рядом произносят «Р» гортанно, по-французски.
И для большей ясности с делением на анапест в три слога, с ударным третьим слогом в стопе:

/_ / - безударная цезура (вздох как бы звук «И»)
/шопин мЕхр/ /до супИхр/, /_  до лЯ/мхре, до сОглю/
/ка воль дО/ /папийОн/ /_ со пУ/ /зы тхравЕхрс/
/жуа сЮхр/ /ля тхристЕс/ /у донсО/ /сюхр ли флЁ/
/хрев эмЕ/ суфхро кхрИ/ /апэз шАхрм/ /_ у бЕхрс…/


- и так далее.

Теперь в анапесте на звук мой перевод:

/шёпот мО/ /ря, шопЕн/ /_ слезО/ /ю лёг в слОг ли…/
/как во льдУ/ /пепел, Он/ - /сизой бА/ /бочки смЕх./
/игры в тАн/ /це волнЫ/ /_ печАль/ /ю намОкли./
/в обаЯнь/ /е любвИ/ - /сострадА/ /тельный грЕх./


- и так далее.

А вот так запись анапестом в две стопы в строке будет много лучше передавать музыкальность стихотворения:

ШОПЕН

Шёпот моря, Шопен
слезою лёг в слог ли…
Как во льду пепел, он -
сизой бабочки смех.
Игры в танце волны
печалью намокли.
В обаянье любви -
сострадательный грех.

Ты от боли до боли
звенящий напев,
Где волной опьянённой
ласкает сон бриз.
И цветком от цветка
насладиться успев,
Чередуются клавиши
пальчиков близ.   
Ты в любви пробуждаешь
то радость, то гнев.

А когда не уснуть
с луной до утра.
Ты в обманутой страсти
мгновенного рая
Сам возносишься к небу.
Надежда святая!
И рассветного солнца
больная игра!

Там, где форте и пьяно,
кончается страх,
Только слезы улыбки
дрожат на губах.


Перевёл Юрий Кувалдин
Марсель Пруст написал своего «Шопена» четырёхстопным анапестом с цезурой после второй стопы. Я перевёл «Шопена» звукоподражая французскому произношению, не отходя далеко при этом от ритма анапеста и смысловой окраски.
Анапест - трехсложный размер, в котором ударение падает на последний слог, а два других - безударные (пример: человЕк (одна стопа); человЕк, человЕк (две стопы); человЕк, человЕк, человЕк (три стопы); человЕк, человЕк, человЕк, человЕк (четыре стопы); четырёхстопный анапест просит паузу (цезуру) после первых двух стоп).

Звуковой сходный пример четырёхстопного анапеста из Александра Вертинского (последняя строка из трёх стоп):

Я не знаю, зачем и кому это нужно,
Кто послал их на смерть недрожавшей рукой,
Только так беспощадно, так зло и ненужно
Опустили их в Вечный Покой!


И совсем для ясности усвоения ритма нашего анапеста пример из блатных «Журавлей»:

Здесь под небом чужим я, как гость нежеланный
Слышу крик журавлей, улетающих в даль.
Сердцу больно в груди видеть птиц караваны,
В дорогие края провожаю их я...


В рассказе Юрия Кувалдина «Далёкое»
"Наша улица” N 209 (4) апрель 2017
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author