kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

НАСТРОЕНИЕ. КОВАЛЬДЖИ


Поэт Кирилл Ковальджи

Утро продолжалось долго, не как обычно. Я читал в который раз замечательную повесть Иона Друце "Возвращение на круги своя". И мне казалось, что Ион Друце пишет лучше Льва Толстого, так он проник в душу классика. Это связано с моим настроением. Время как будто останавливается. Ты впадешь в некую прострацию. И, конечно, в связи с прекрасным писателем Ионом Друце вспоминаешь великолепного поэта Кирилла Ковальджи, с его глубиной мысли и лапидарностью. А после сама собою звучит чудесная музыка Евгения Доги. Настроение остановки зависит напрямую от московской пасмурности. Нет никакого другого цвета, кроме серого. И даже не верится, что возможно появление чего-то голубенького, какой-нибудь светлой заплатки на небе. Я открыл небольшое эссе Кирилла Ковальджи о Мандельштаме и прочитал:
"Я сочинил несколько сотен стихотворений, стал печататься и в 1955 году выпустил свой первый сборник... Дело, как говорится, ладилось, я, наверное, склонен был самообольщаться, когда меня буквально одернул Мандельштам. Он с ”секретом”, к нему не подступишься ни с какой стороны. Стихи не сделаны, а сотворены, они нерукотворны. Что ж меня водил за нос Маяковский со своей знаменитой статьей “Как делать стихи”? Установка, мол, и мастерство - и никаких чудес! И действительно опыт русской поэзии не составлял для меня большой загадки, - я наметанным глазом определял, что и как сделано и при желании мог воспроизвести. Так сказать, профессиональная школа. И вдруг - шаманство, волхвование и совершеннейшая тайна:

Я слово позабыл, что я хотел сказать.
Слепая ласточка в чертог теней вернется
На крыльях срезанных, с прозрачными играть.
В беспамятстве ночная песнь поется.

Боже мой, отглагольные “никакие” рифмы, ямб как ямб, но что за фокус! Инопланетянин. Научиться этому нет никакой возможности. И сразу десятки любимых и почитаемых мною поэтов перестали казаться мне таковыми. Прекрасные, гениальные стихотворцы, да, но этот - Поэт! Я горько сожалею, что так поздно узнал Мандельштама. Он бы вовремя уберег от рифмованных высказываний, от стихотворной повествовательности, от ложных установок и малокультурных воздействий. Годы приносят новые открытия, но то острое и смущающее впечатление неразгаданности Мандельштама осталось навсегда. Он в первом ряду русских поэтов. Среди величайших он - несравненный".
И сразу время начинает двигаться, пасмурность расчищается. И сразу становятся видны белые чайки, носящиеся над берегом. Чайки как бы предвещают разрыв неба, разрыв серости. С треском рвется небо, и в прореху выскакивает совершенно круглое солнце, и ослепляет меня. В закрытых глазах плывут круги всех цветов радуги.

Юрий КУВАЛДИН

 

http://nashaulitsa.narod.ru/kovaldzhi-mandelshtam.htm
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author