kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

Categories:

ПРИБИТЫЙ ГВОЗДЯМИ К ЗАБОРУ ВЕЧЕР


Александр Тимофеевский, Евгений Рейн, Юрий Кувалдин. 17 декабря 2008 - вечер, посвященный 40-летию творческой деятельности Юрия Кувалдина

Спокойствие. Я за вами записываю. Говорите. Я всё запишу. Слово не материально, хотя привыкло к бумаге. Тот, кто не научился печатать на машинке, тот не понимает интернета. Здесь пишешь как бы по воздуху. И в воздухе сохраняются твои произведения. И картинки сохраняются. В дальнейшем картинки соединятся со словом - и начнется воскоешение из мертвых. Николай Федоров "Философия общего дела". Там он говорит, что на природном, языческом пути человечество идет к своему концу, “страшному суду” самоистребления; признаки конца мира уже проступают трупными пятнами на теле современного мира. Проход через настоящее чистилище еще только предстоит; очищение и спасение произойдут в самом процессе созидания Рая, Царствия Небесного, постепенного преобразования человеком себя из существа пожирающего, вытесняющего и смертного в самосозидающее, воскрешающее, бессмертное. Конечно, можно согласиться с мыслью, что цель искусства - само искусство. Но мне кажется, что точнее будет такое определение: спасение души. Сохранение. Всё искусство - это сохраненные души. Но так как материальная культура гибельна, то бессмертно только слово. Прошел бы вечер бесследно, как тысячи не зафиксированных словом и фотографией вечеров проходят. Из ничего как будто сделана газета, прибитая к забору. Подходят люди, читают прибитый гвоздями к забору вечер. При свете луны. Зимой.

Юрий КУВАЛДИН

 

http://nashaulitsa.narod.ru/kuvaldin-40-foto.html
Subscribe

  • ПУБЛИЧНОЕ ОДИНОЧЕСТВО

    Утро только начинается, за стенкой разговоры продолжаются, да и всё время вокруг да около разговоры, особенно вдохновляют громко говорящие одиноко…

  • В ОТДЕЛЬНОМ СЛУЧАЕ

    Серьёзное перевожу в улыбку, легко всегда отделывался от тех, кто укрепился в жизни, но хочет с книжкой в вечность проскочить, всё гладко, как…

  • ДОБИТЬСЯ

    Было бы желание, говорил мастер, вслепую колотя по клавишам пишущей машинки., ни на минуту не останавливаясь, хотя за окном вовсю рассвистелись…

Comments for this post were disabled by the author